Владислав Чеботарев

художник, режиссер кино и телевидения, сценарист, литератор, журналист

 
2015 г.
 
 
НОВАЯ КНИГА
 
НЕСЕРЬЕЗНО
О
 
 
 
Владислав Чеботарев (лит. псевдоним - Влад Владич) - режиссер кино и телевидения, сценарист, художник-график, литератор, журналист. 15.11.1946
 
Окончил Московский Художественно-промышленный Институт и Ленинградский Государственный Институт театра, Музыки и Кинематографии.
 
 
 
 
Основная фильмография:
"Итальянский контракт", "Странник в Булгаре", "Оглянись вперед", "Не унывай ковбой!", "Крик осла", "Головная боль господина Люмьера".
 
Печатные работы:
- сборники избранных публикаций о звездах отечественной культуры:
"Любимые звезды"
"Созвездие муз" 
"Все музы России" 
 
- поэтические посвящения-мадригалы звездам мировой и отечественной культуры, в т.ч. поэтический сборник "Блестящий Звездный Мадригал"
 
Литературная запись книги Льва Лещенко "Апология памяти"
 
Литературная запись книги Игоря Элькиса "Записки врача скорой"
 
Литературная запись книги Бари Алибасова "Основы На-Найской философии"
 
Книга посвященная творчеству Карена Шахназарова "Карнавал Карена Шахназарова" 
 
 
Фильм "Головная боль господина Люмьера"
 
 
Автор и ведущий Владислав Чеботарев
 
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ
Диплом "За оригинальное решение одного из вечных вопросов кино"
XVI Фестиваль Российского кино "ОКНО в Европу" 2008
 
Сюжет: Неприметный буржуа Луи Люмьер был избран судьбой в отцы кинематографа.
Луи Люмьер продал патенты и ушел из кино. С прагматической точки зрения
это было безумием...
 
Документальный фильм
Автор сценария и ведущий: Владислав Чеботарев
Режиссер-монтажер: Ирина Васильева    
Россия, 2008, 39 мин.
 
 
Комментарии специалиста:
 
ГЕНИЙ С НАШЕЙ УЛИЦЫ
 
Рассказ о Владиславе Чеботарёве
 
Есть такой странный человек Владислав. Он кинорежиссер, кинокритик, журналист, телеведущий и главное - классный собеседник. Если к этому добавить, что он поэт и сценарист можно представить, но очень приблизительно, эту кипучую личность. Причем, он, практически, не выходит из дома... Я же сразу сказал, что он странный человек. Мало того, в нем есть нечто необъяснимое при проникновении его ума в суть вещей. Есть его фильм "Головная боль г-на Люмьера". Там, с необычайной смелостью и точностью, Чеботарёв, с тонким юмором и исключительной наблюдательностью, легко и непринужденно... развенчивает КИНО, КАК ВЕЛИКОЕ ИСКУССТВО, демонстрируя его массовую, единовременную сущность. Сущность либо документа, либо развлечения пусть разной глубины. Он видит иллюзион и балаган - единственными неизменными константами этого искусства, со времен изобретения Люмьера. Причем, расшифровка идет по всем направлениям, включая человеческую сущность самого Люмьера - некоего клоуна от избытка всевозможных чувств и идей страдающего головными болями... Благодаря его - Чеботарёва комментариям, начинаешь понимать, что именно такая личность могла создать возможность остановки мгновенья на века... И создавать это чудо только для удивления и потрясения смотрящих. А именно этим занимались на ярмарках, показывая бородатых женщин и рисованную лошадку, которая начинала вдруг бежать, как живая. Как же точно эта формула объясняет постоянные провалы в небытие, через совсем маленькое время от создания, высоколобых фильмов, претендующих на вечность наравне с литературой, музыкой и другими великими искусствами. Понимая, подсознательно свою гениальность Слава искренне не может понять от чего его фильм не востребован на 100%, как он того стоит, от чего многие "генералы" от кино после просмотра отводят глаза и предпочитают в своих рассуждениях об этом искусстве не вспоминать Чеботарёва... А дело в том, что эти граждане дано причислили себя со своим кино к Веласкесу и Блоку, Нуриеву и Ростроповичу. То есть, им кажется, что они создатели вечного великого искусства, а тут приходится оказаться в толпе, пусть очень нужных людям, но не важных, с точки зрения мирового солнцестояния, развлекателей. Терять с таким трудом добытую корону из- за какого-то чудака!? Лучше и проще сделать вид, что его нет. Вообще человеку всегда очень трудно поверить, что мужик живущий с ним рядом в одном переулке - гений. Даже если этот человек Пушкин. Вот я и хочу сказать, что сегодня в одном с нами городе живет наш сосед Слава Чеботарёв. Он такой же, как мы, но с одним отличием, он ГЕНИЙ. присмотритесь и прислушайтесь к нему! Никто не отнимет уже имеющейся у вас короны.
 
Кинорежиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич
 
 
Киноведческая справка:
 
Культовый российский кинорежиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич - создатель самой знаменитой мушкетёрской киноэпопеи всех времён и народов начиная от фильма Д’Артаньян и Три мушкетёра и заканчивая фильмом Возвращение Мушкетёров.  
Кстати сказать, в провинции Гасконь во Франции отныне установлен памятник четверке бравых королевских мушкетеров, которым по всеобщему решению было придано точное портретное сходство с героями фильмов Хилькевича - звездами российского кино: Михаилом Боярским, Вениамином Смеховым, Валентином Смирнитским и Игорем Старыгиным. Это притом, что в мире уже существует около пятидесяти экранизаций романа Дюма, снятых в различных странах мира и число их продолжает возрастать...
 
Не менее впечатляющими выглядят и киноведческие прозрения Юнгвальд-Хилькевича. И вот тому живой пример. В своём известном интервью с В.Познером один из самых успешных и почитаемых кинорежиссеров современности Джеймс Кэмерон сделал поистине сенсационное признание. А именно, что он всегда считал кинематограф не видом искусства, а всего лишь только эффектным техническим аттракционом, то есть средством развлечения публики. По его мнению, кино становится искусством лишь тогда, когда не прячет, а всячески проявляет свою скрытую, первичную аттракционную природу. Лучшим примером этого служит фильм гениального Стэнли Кубрика "Космическая одиссея 2001"...
 
При всем нашем уважении к легендарному создателю "Аватара" считаем все же необходимым уточнить, что задолго до него все эти мысли об аттракционно-балаганной природе кино неоднократно высказывал наш знаменитый соотечественник, режиссер Юнгвальд-Хилькевич (свидетельство чему размещенное выше его эссэ "Гений с нашей улицы", посвященное феномену В.Чеботарёва)
 
А учитывая, что в свое время Юнгвальд-Хилькевич был близким другом Владимира Высоцкого и находился в хороших товарищеских отношениях с Андреем Тарковским (как впрочем, и со многими другими выдающимися звездами нашей культуры), он знает что говорит.
 
В свете чего уже не удивительной представляется подборка материалов из зарубежной и отечественной кинопрессы:
 
Фильм режиссера Мишеля Хазанавичуса "Артист" это немое черно-белое послание из будущего.
(по материалам зарубежной прессы)
 
Не так давно произошло одно интересное событие.  Немой чёрно-белый фильм "Артист" реж. М.Хазанавичуса, т.е. фильм решенный в эстетике ч-б кино эпохи Люмьера, получил "Оскара" в номинации "лучший фильм".
А если коротко, то, в этом фильме ярко проявляется вся балаганная, ярмарочная, атракционная природа всего кинематографа вообще. 
 
Именно этой проблеме был посвящен созданный несколько лет назад фильм режиссера Владислава Чеботарёва (режиссер-монтажер Ирина Васильева)  "Головная боль господина Люмьера", оказавшийся в какой-то степени пророческим. 
 
Авторы этого фильма пошли на немыслимую дерзость, граничащую с кощунством, заявив во всеуслышание, что кинематограф НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ИСКУССТВОМ  в общепринятом смысле слова. Кино родилось в балагане. как очередной аттракцион для развлечения почтеннейшей публики. И от этого родового клейма ему никогда не избавиться, ибо балаганное начало заложено в самой его природе. Вот почему рано или поздно кинематограф неизбежно возвращается к своим истокам. И лучшее тому свидетельство - сразу два фильма, посвященных  люмьеровскому кино - "Артист" Хазанавичуса и "Хранитель времени" Скорсезе, ставшие главными призерами "ОСКАР"-2012. Это тем более симптоматично, что балаганное начало кинематографа не следует воспринимать в некоем отрицательном, уничижительном смысле. Разве балаган не может быть искусством в своем роде, на своей территории? Чем же тогда является лучший фильм всех времен и народов "Броненосец "Потемкин" режиссера Эйзенштейна, как не "монтажом аттракционов" в своем самом чистом классическом виде - тем более, что метод монтажа аттракционов неизбежно проявляет себя и по сей день в лучших произведениях кинематографа? 
Взять вот хотя бы целиком все творчество Федерико Феллини, ряд произведений Тарантино и Кустурицы. Что это такое, как не самый что ни на есть откровенный, эпатажный, вызывающий аттракцион для ярмарочного балагана? По сути, это, в общем-то, искусство - но искусство особенное, балаганное. Так что, не надо шарахаться от кинобалагана, а, напротив, надо стремиться использовать его по прямому назначению - и тогда вас ждет успех.
Но при этом нельзя не отдать должное и России - родоначальнице "монтажа аттракционов". Так, начиная с 60-х годов прошлого века этот метод кинематографического мышления особенно наглядно проявляется в творчестве режиссера Геннадия Полоки, "Интервенция" которого вызвала восхищение у Феллини. То есть Россия, в данном случае, как мы видим, опять же впереди планеты всей.
(по материалам отечественной кинопрессы)
 
 
 
  Как стать японцем  
 
 
 
— Иногда, оглядываясь на прожитые годы, просто диву даешься. Какая же это, спрашивается, сила заставляла меня всю дорогу прыгать с места на место, дурить, куролесить, метаться по свету, менять города и профессии, дабы в итоге так и оставить с носом? — задает сам себе вопрос режиссер, журналист Владислав Чеботарев.
 
Хотя, впрочем, кто знает, в чем смысл жиз­ни? Ведь вот написал Андрей Вознесенский: «Не думай, что бывает жизнь напрасной, как будто есть удавшаяся жизнь...» Какое-никакое, а все утешение. Особенно, когда волосы дыбом встают при одном только взгляде на свою более чем странную жизненную диаграмму. Начало ее, понятно, лежит в недрах той са­мой школы, номер не помню какой, из кото­рой я однажды вылетел по причине неуспешности как раз на завершающем этапе обучения. Розовощекому очкастому недорослю с неоконченным средним образованием была одна дорога — в армию, пуще того — в стройбат. Отмахав кайлом и лопатой пару долгих лет, я все-таки собрался с силами и в ударные сроки сдал экстерном экзамены по курсу средней школы. А еще через какое-то время (к вящему изумлению окружающих) стал студентом художественно-промышленного института! Как это могло случиться — до сих пор не понимаю. Однако диплом защитил на «отлично». Стал, что называется, «художником». Пишу это слово в кавычках, а как же иначе? Художник — это Пикассо, это Ша­гал, это Ван Гог... Словом, когда я осознал сей факт бесповоротно, тут же стало скучно жить. И хотя моя карьера развивалась как нельзя более успешно, появились деньги, я все это дело бросил безо всякого почтения. И укатил, представьте себе, на Урал, где меня точно уж никто не ждал. Там пришлось поначалу помыкаться, а как же иначе без жилья, без работы? Но вот спустя какие-то полгода я уже сделал неплохую карьеру на местной киностудии. Опять же появились деньги, и весьма даже немалые по тому времени. Мне дружно прочили блестящее будущее режиссера-аниматора. Но когда я однажды посмотрел «Сказку сказок» Юрия Норштейна... Пра­вильно, мне тут же снова стало скучно, то­скливо и неуютно.
И я перешел на должность ассистента кинорежиссера в игровом кино с зарплатой где-то рублей в восемьдесят. Ну вы уже, наверное, догадались: я стал одним из лучших студийных ассистентов. Но... Заскочив как-то пообедать в столовку архитектурного института, совершенно неожиданно для себя стал вдруг там... преподавателем на кафедре рисунка. О, это была, пожалуй, самая роскошная и импозантная из всех моих карьер! Я тут же изобрел новейшую методику преподавания, мне прочили кресло завкафедрой. А сколько я тогда «имел» на репетиторстве! И по сей день приятно вспомнить. Но... В качестве «пана профессора» я себя в будущем, увы, никак не видел. А значит — снова в путь!
На этот раз он привел меня почему-то на студию телевидения, откуда я уже прямым ходом подался в легендарный ЛГИТМИК — Ленинградский Государственный институт театра, музыки и кинематографии. И я его окончил, получив диплом режиссера дра­мы плюс режиссера телевизионного кино. Я снял после этого массу телевизионных фильмов — музыкальных и документальных. А затем на базе киноконцерна «Мосфильм» — большую игровую картину, в которой снимались такие «звезды», как Ренат Ибрагимов, Ольга Кабо, Леонид Броневой, Сергей Газаров. Но... С некоторых пор я уже фильмы не снимаю. Если я не Куросава, не Феллини, то зачем? У меня теперь новое занятие — я пишу свои книги, статьи, интервью. Кроме того, я сочиняю песни — и слова, и музыку.
 
Когда-то, помню, в юности мне даже предлагали напечатать мой «поэтический сборник». Но я отказался, конечно! Поэты —это Пушкин, это Маяковский, это Рильке, это Мандельштам... Что будет дальше — Бог ведает. Почему столь часты в моей жизни остановки, после которых локомотив судьбы встает совершенно на другие рельсы и шпарит вперед на всех парах? Понять природу моего «кризисного» мироощущения мне помогли средневековые японцы. Однажды я прочитал, что у них там в ходу было следующее: когда человек вдруг ощущал недовольство собой, своим творчеством, своим нынешним положением (порой, кстати, весьма высоким), то он без сожаления бросал все это к чертовой бабушке. Одно слово — кризис! Он менял профессию, переезжал в другой город, брал себе другое имя и начинал все сызнова — практически с нуля. Понятно, что большого состояния подобным методом не наживешь. Скорей всего даже наоборот... Но зато это шанс прожить полную жизнь. Не сожалеть о том, что ты не все возможности использовал.
 
В.Чеботарев
 
 
Крестьянка № 13
апрель 2002